яндекс

Синдром Мюнхгаузена по доверенности, делегированный

Психология

Синдром Мюнхгаузена по доверенности или Делегированный синдром Мюнхгаузена (Factitious disorder imposed on another or Munchausen syndrome by proxy) является достаточно редким психическим заболеванием. Это также форма жестокого обращения с детьми, при которой родители или опекуны придумывают истории болезней своим детям и обосновывают их, выдумывая ложные физические признаки. Чаще всего от этого состояния страдают матери маленьких детей, но известны случаи, когда расстройство обнаруживалось у отцов детей или других опекунов.

Это заболевание считается подвидом синдрома Мюнхгаузена — симулятивного расстройства, которое заключается в том, что страдающие им приписывают себе какую-то болезнь или даже целый ряд болезней, которыми по факту никогда не страдали. Такие больные всячески имитируют симптомы заболевания либо намеренно причиняют вред своему организму, чтобы казаться в глазах окружающих больными и слабыми.

Журнал Амром - Синдром Мюнхгаузена по доверенности, делегированный
Синдром Мюнхгаузена

Клиническая картина болезни

Синдром Мюнхгаузена по доверенности, включает как физическое насилие над подопечным, так и медицинское пренебрежение. Люди, страдающие данным психическим расстройством, ведут себя так, как будто человек, находящийся под их опекой, тяжело болен и нуждается в неотложном лечении, хотя на самом деле это не так. Они сознательно подвергают своего ребенка или зависящего от них человека разнообразным болезненным или рискованным медицинским процедурам и даже хирургическому вмешательству. И, как и в случае с сородичем этого заболевания – синдромом Мюнхгаузена, больные делегированным подвидом делают это для того, чтобы привлечь внимание, получить сочувствие и благодарность со стороны других людей. Они имеют внутреннюю потребность в том, чтобы другого человека, зависящего от них, считали больным или травмированным. Ведь это для них – отличный способ заработать похвалу за их преданность и заботу о «больном» ребенке, а, возможно, даже средство для развития отношений с доктором или другим медицинским работником.

Чтобы добиться ненужного лечения для фактически здорового подопечного, психически больные родители или опекуны могут лгать медицинским работникам о его здоровье и состоянии или другим способом фальсифицировать медицинскую информацию, например, путем подделки медицинских документов, справок, рецептов, подмены результатов анализов и их образцов и т.д. Если же этого недостаточно или их уличили во лжи, то они прибегают к тому, чтобы намеренно создают симптомы какой-то болезни у того, за кем осуществляется уход. Например, страдающие делегированным синдромом Мюнхгаузена, могут сделать это путем отравления или удушения ребенка, морения его голодом, занесения инфекции, предоставления ему неподходящих и опасных лекарств или наоборот —  отказа от назначенных лекарств. Больше того, если симптомы у «больного» исчезнут после медицинского лечения его в больнице, то они все равно вернутся тогда, когда психически больной опекун останется дома наедине с ребенком или пожилым родителем.

Тех, кто страдает этим синдромом, не обескураживает стоимость лечения. Они не беспокоятся о том, как они будут оплачивать полученные счета. Вместо этого они полагают, что наличие большого счета за медицинские услуги укрепляет представление о том, что они делают все возможное для своего ребенка или престарелого родителя. Они думают, что таким образом другие увидят в них образцовых родителей или заботливых детей, которые самоотверженно исполняют свой долг перед близкими. Создание таких ситуаций может быть чрезвычайно опасным для жертвы такого психологического и физического насилия, что может привести к серьезным проблемам со здоровьем или даже к летальному исходу. Жертвами синдрома Мюнхгаузена по доверенности, чаще всего являются маленькие дети, так как они являются наиболее беспомощными и уязвимыми к различного рода манипуляциям, не могут сопротивляться такому принудительному лечению или вовсе еще не способны понимать сути происходящего. Некоторые из пострадавших после многолетнего опыта негативного и травмирующего воздействия на них, совершаемого близким человеком, в последствии могут иметь на протяжении всей своей жизни физические и эмоциональные проблемы. У них также может развиться синдром Мюнхгаузена в зрелом возрасте. 

Исторический аспект

Название «синдром Мюнхгаузена» происходит от барона Мюнхгаузена — литературного, а позже мультипликационного и кинематографического персонажа, прототипом которого являлся немецкий дворянин Карл Фридрих Иероним барон фон Мюнхгаузен. Исторический барон и ротмистр русской службы был известным рассказчиком, который жил в конце 18-го века. Так, он часто развлекал гостей на различных обедах и приемах тем, что рассказывал о своих невероятных приключениях, которые с ним случились во времена русско-турецкой войны. В 1785 году немецкий писатель Рудольф Эрих Распе анонимно опубликовал книгу, основанную на популярных в то время фольклорных историях о бароне Мюнхгаузене, но в которой сильно преувеличил мастерство барона-рассказчика. С тех пор этот персонаж стал известным по всему миру, установив литературный образец напыщенного лжеца и фантазера.

Синдром Мюнхгаузена был впервые описан Р. Ашером в 1951 г. Он описал его как болезнь, при которой больной изобретает или преувеличивает медицинские признаки и симптомы, иногда даже прибегая к самоповреждениям, чтобы привлечь внимание или получить сочувствие от других, которого ему по каким-то причинам не хватало в детстве. В своей статье Ричард Ашер отмечал, что описал распространенный синдром, который в то время наблюдало большинство врачей, но о котором доселе мало что было известно и написано. Как и знаменитый барон фон Мюнхгаузен, страдающие этим синдромом, обычно рассказывают драматичные и неправдивые истории, но в отличие от исторического и литературного героя, они не касаются путешествий и приключений, а сосредоточены на их здоровье и самочувствии. Именно поэтому синдром посвящен барону и назван в его честь.

Номенклатура Ашера вызвала некоторую полемику в научных кругах, так что в течение приблизительно пятидесяти лет ученые продолжали обсуждать уместность названия этого психического расстройства. В то время как одни хвалили Ричарда Ашера за то, что он основательно подошел к описанию данного заболевания и выявил случаи ложного приписывания пациентами симптомов какой-то болезни или искусственного их создания у себя, другие участники дискуссии сетовали на то, что литературный намек был неуместен, учитывая серьезность болезни. Кроме того, такое название связывало болезнь с реальным Мюнхгаузеном, который не имел симптомов данного расстройства. Аргументом к переименованию болезни являлось также то, что будто бы связь ее названия с юмористическим и фантастическим литературным произведением, а также с по сути смехотворным характером вымышленного барона Мюнхгаузена, показывала неуважительное отношение к пациентам, страдающим от указанного расстройства.

Первоначально этот термин использовался для обозначения всех ложных и выдуманных нарушений. Однако теперь в Диагностическом и статистическом руководстве по психическим расстройствам 5-го издания (DSM-5) синдром Мюнхгаузена и его разновидность — делегированный синдром Мюнхгаузена (синдром Мюнхгаузена по доверенности) были заменены на «симулятивное (искусственное) расстройство» и «симулятивное расстройство по доверенности» соответственно. Что касается термина «делегированный синдром Мюнхгаузена», то он был впервые введен в научный оборот Джоном Уильямом Мани в статье 1976 года, озаглавленной «Folie deux». Согласно другим источникам, этот термин был создан британским педиатром Роем Медоу в 1977 году. Сообщается, что в 1977 году Рой Медоу — тогдашний профессор педиатрии в Университете Лидса в Англии – впервые описал случаи, когда явные симптомы синдрома Мюнхгаузена вместо этого проецировались на ребенка-иждивенца, которому больной родитель приписывал признаки несуществующего заболевания. Так, он упоминал о зафиксированных случаях необычайного поведение матерей, страдающих делегированным синдромом Мюнхгаузена. По словам Медоу, одна пациентка отравила собственного малыша чрезмерным количеством соли. Другая — ввела свою кровь в образец мочи ребенка. Медицинское сообщество изначально скептически относилось к существованию этого психического расстройства, но постепенно оно получило признание в качестве признанного состояния. В настоящее время в психиатрической литературе имеется более 2000 сообщений о случаях делегированного синдрома Мюнхгаузена.

Терминология

Специалисты по психическому здоровью в разные временные промежутки употребляли различные названия для описания делегированного синдрома Мюнхгаузена. Примерами альтернативных названий, которые были использованы или предложены психиатрами за все время существования синдрома, являются такие:

  • Фактическое расстройство, навязанное другому (Американская психиатрическая ассоциация — АПА, DSM-5, 2013).
  • Фактическое расстройство по доверенности (АПА, DSM-IV-TR, 2000).
  • Вымышленное расстройство по доверенности (АПА, DSM-IV, 1994).
  • Поддельное заболевание или заболевание, вызванное лицами, осуществляющими уход (Королевский колледж педиатрии и здоровья детей, Великобритания, 2002);
  • Фактическая болезнь по доверенности (Всемирная организация здравоохранения, 1996).
  • Фальсификация состояния ребенка (США, 2002). Американское профессиональное общество по борьбе с насилием над детьми предложило использовать этот термин для диагностики жертвы (ребенка). Виновному же будет поставлен диагноз «искусственное нарушение по доверенности». Делегированный синдром Мюнхгаузена сохранялся как название, относящееся к «расстройству», которое содержит эти два элемента.
  • Индуцированная болезнь (синдром Мюнхгаузена по доверенности) (Департамент здравоохранения и детей, Ирландия, 1999–2002).
  • Синдром Полле. Название, созданное Бурманом и Стивенсом, в связи с распространенным тогда убеждением, что вторая жена барона Мюнхгаузена родила дочь по имени Полле во время их брака. Считалось, что ребенок умер в возрасте 10 месяцев от судорог, возникшим по неизвестным причинам. Но после 1984 года название перестало употребляться, так как выяснилось, что это были только слухи и Полле — не имя ребенка, а название родного города ее матери.

Стоит отметить, что как бы ни называлось это расстройство, вред, который наносится ребенку, теми, кто осуществляет за ним уход, путем выдумывания ложных симптомов или их провоцирования, все же можно назвать «жестоким обращением с детьми». Так как это наименование напоминает нам о том, что в центре нашего внимания всегда должно быть выявление и минимизация негативного влияния и вреда, причиненного ребенку независимо от мотивации лица, совершившего преступление.

Распространенность заболевания

Делегированный синдром Мюнхгаузена встречается редко. Одно исследование, проведенное в Италии, показало, что 4 из более чем 700 детей, поступивших в больницу, были жертвами родителей, страдающих этим синдромом. В то же время, до сих пор нет достоверных статистических данных об общем количестве людей, имеющих это психическое расстройство. Также трудно оценить, насколько распространенным является заболевание, потому что многие случаи остаются незамеченными. Однако, по оценкам, около 1000 из 2,5 миллионов случаев жестокого обращения с детьми, о которых сообщается ежегодно, связаны с синдром Мюнхгаузена по доверенности.

Согласно другому исследованию, проведенному в США, эта болезнь встречается чаще у женщин, чем у мужчин. Приблизительно в 93 процентах случаев делегированного синдрома Мюнхгаузена, виновником ненадлежащего лечения ребенка является мать или другая женщина-опекун. Таким образом, была замечена психодинамическая модель подобного рода материнского злоупотребления. Другими словами, матери детей, в целом, могут быть более подвержены этому заболеванию, нежели их отцы. Также синдром Мюнхгаузена по доверенности иногда встречается у родителей детей с трудностями в обучении или умственной отсталостью. Поэтому такими детьми – жертвами насилия и ненужного им лечения – могут выступать фактически взрослые люди, но с ограниченными возможностями.

Отцы и другие лица мужского пола, которые выступали опекунами или ухаживали за «больным» ребенком, были виновниками лишь в семи процентах изученных случаев. Когда отцы или опекуны не принимают активного участия в жестоком обращении с детьми, то их называют эмоционально отдаленными. Ведь они играют пассивную роль в делегированном синдроме Мюнхгаузена, часто отсутствуя дома и редко посещая госпитализированного ребенка. Обычно такие люди категорически отрицают возможность жестокого обращения, даже несмотря на неопровержимые доказательства или просьбы своего ребенка о помощи. В общем, мальчики и девочки в равной степени могут стать жертвами родителей или опекунов с синдромом Мюнхгаузена по доверенности. Однако в тех немногих случаях, когда виновником является отец, жертвой такого рода насилия в три раза чаще выступает ребенок мужского пола.

Причины возникновения расстройства

Точная причина появления у людей синдрома Мюнхгаузена по доверенности неизвестна, но исследователи полагают, что как биологические, так и психологические факторы играют роль в развитии этого расстройства. Некоторые теории предполагают, что прошлый травмирующий опыт, пренебрежения и жестокое обращение в детстве, ранняя потеря родителя или воспитание в неблагополучных семьях могут быть факторами развития данного заболевания у взрослых людей. Также полученные данные свидетельствуют о том, что серьезный стресс, такой как проблемы и конфликты в семье могут вызвать эпизод делегированного синдрома. Такие люди могут чувствовать, что их жизнь выходит из-под контроля. Они часто имеют низкую самооценку и не могут самостоятельно справиться с накопившемся стрессом, тревогой или беспокойством. Не исключена и возможность того, что у людей, которые в детстве сами были жертвами этого синдрома, во взрослом возрасте может развиться то же заболевание или его форма, направленная на себя, то есть классический синдром Мюнхгаузена. В любом случае, страдающие притворяются и имитируют болезнь, чтобы получить и компенсировать то внимание, заботу и похвалу от своих близких, которых им самим по каким-то причинам так не хватало в детстве.

Признаки и симптомы у жертв делегированного синдрома

При синдроме Мюнхгаузена по доверенности, лицо, осуществляющее уход, заставляет зависимого от него человека (ребенка, недееспособного взрослого или пенсионера) казаться психически или физически больным, чтобы привлечь внимание окружающих. Такой человек систематически искажает симптомы, провоцирует их возникновение, манипулирует лабораторными исследованиями или даже намеренно наносит вред зависимому лицу (например, отравлением, удушьем, инфекцией, физическими травмами).

В одном проведенном исследовании, средний возраст пострадавшего пациента на момент постановки диагноза составлял 4 года. Чуть более 50% жертв такого рода насилия со стороны близких были в возрасте 2 лет или меньше, а 75% от общего количества имели возраст до шести лет. Что говорит о том, что зачастую пострадавшими от делегированного синдрома Мюнхгаузена являются дети, а не взрослые люди. Хотя те, кто тем или иным образом зависят от другого человека и нуждаются в его постоянном уходе также не редко могут выступать жертвами, поскольку они не могут сопротивляться давлению и принудительному лечению со стороны опекуна, имеющего делегированный синдром.

За подсчетами, средняя продолжительность от появления симптомов до постановки диагноза составляет от одного до двух лет. Но к моменту диагностирования синдрома 6% пострадавших уже, как правило, являются мертвы, что происходит по разным причинам, но в основном в связи с апноэ (отсутствие дыхания — частый результат удушения) или от голода, а также в результате длительных и постоянных травм. В большинстве случаев, такое же участие с аналогичными симптомами ожидает родных братьев и сестер пострадавших. В целом, частыми симптомами, которые были сфабрикованными или действительно присутствовали у тех, кто подвержен насилию со стороны больных этим видом синдрома Мюнхгаузена, могут быть:

  • проблемы с питанием;
  • диарея;
  • тошнота и рвота;
  • повышенная температура;
  • судороги;
  • кровотечение;
  • частые обмороки;
  • приступы удушья;
  • трудность с дыханием и астма;
  • цианоз (синяя кожа);
  • различные инфекции;
  • аллергические реакции и высыпания;
  • лихорадки неизвестного происхождения;
  • другие болезни, которые требуют неотложной помощи;
  • трудности в обучении и другие психологические симптомы.

Многие из этих симптомов легко подделать, потому что они субъективны. Родитель, сообщающий, что в течение последних 24 часов у его ребенка наблюдалась высокая температура и он нуждается в неотложном лечении, предъявляет требование, основанное на факте, который невозможно доказать или опровергнуть.

Как действует человек с синдромом Мюнхгаузена по доверенности?

Человек с этим расстройством часто:

  • Является родителем, обычно матерью, но может быть взрослым ребенком пожилого пациента, супругом или опекуном взрослого инвалида. 
  • Имеет медицинское образование, навыки или соответственный опыт. Склонен много читать и изучать литературу медицинского направления.
  • Может подделывать результаты тестов и анализов, чтобы способствовать диагностированию несуществующей болезни, например, добавлять кровь в мочу или стул ребенка.
  • Может подменять препараты на другие, давать не те лекарства или вообще не давать необходимые медикаменты.
  • Может использовать яд с низкой токсичностью ребенка или другие препараты, например, слабительное, чтобы вызвать у него диарею, тошноту или рвоту.
  • Может нагревать термометры, чтобы показать, что у ребенка есть высокая температура.
  • Может ограничивать ребенка в еде, питательных веществах, морить голодом, чтобы он не мог набрать вес.
  • Может также дополнительно иметь синдром Мюнхгаузена или другое психическое расстройство.
  • Кажется, что он наслаждается больничной обстановкой и проявляет интерес к деталям проблем других пациентов.
  • Кажется заботливым, жертвенным и внимательным по отношению к своему подопечному или, в редких случаях, наоборот – эмоционально отрешенным и равнодушным.
  • Выглядит чрезмерно обеспокоенным состоянием ребенка или другого подопечного пациента и требует постоянного внимания, даже если на то нет весомых причин. Либо наоборот — кажется необычайно спокойным, зная о том, что ребенок имеет серьезные проблемы со здоровьем, или что ему предстоит пройти сложное медицинское лечение.
  • Патологически лжет и может менять свои сведения.
  • Ищет сочувствие, внимание, одобрение и похвалу со стороны родственников, друзей и медперсонала за то, что он так самоотверженно заботиться о «больном». 
  • Пытается слишком сильно сблизиться с медицинским персоналом.
  • Не считает свое поведение вредным или опасным для жизни человека, за которым осуществляет уход.
  • Нуждается в том, чтобы чувствовать себя сильным и контролировать происходящее.

Другие характерные особенности заболевания

Помимо мотива — привлечь внимание или сочувствие — еще одной особенностью, которая отличает делегированный синдром от «типичного» физического насилия над детьми, является степень преднамеренности. В то время как большинство видов физического насилия влечет за собой агрессию и жестокое обращение с ребенком в ответ на какое-либо его поведение, непонравившееся абьюзеру (например, плач, ночное недержание мочи, разбитие предметов и т.д.), насилие над жертвой синдрома Мюнхгаузена по доверенности, как правило, не спровоцированы, и являются заранее спланированными.  

Также уникальной для этой формы злоупотребления является роль, которую играют работники медицинских учреждений, хотя и делают это неумышленно. Они, сами об этом не догадываясь, активно способствуют совершению преступления, путем лечения несуществующих болезней у пациентов – жертв делегированного синдрома. Таким образом, реагирую на жалобы и требования родителей «больных» детей, они неосознанно принимают участие в жестоком обращении с детьми. Сложные случаи, которые не поддаются простому медицинскому объяснению, могут побудить медицинских работников ставить необычные или редкие диагнозы, таким образом уделяя еще больше времени ребенку и его обидчику. Они также могут неоднократно назначать различные процедуры и методы лечения, которые в лучшем случае являются дорогими и ненужными, а в худшем – потенциально опасны и вредны для здоровья ребенка.

Если лечащий врач отказывается назначать дальнейшие анализы, лекарства, процедуры, операции и прочее, человек с данным психическим расстройством, скорее всего, найдет другого медика и начнет лечение выдуманной болезни у ребенка заново. Нередко такие люди прибегают к жалобам на медперсонал, больницу или обвиняют всю медицинскую систему в халатности и небрежности из-за отказа помочь «больному» ребенку и его «бескорыстному родителю». Как и те, кто страдает синдромом Мюнхгаузена, люди с делегированным подвидом часто меняют лечебные учреждения и врачей после того, как их ложь была раскрыта и идут к тому, кто будет готов удовлетворить их уровень потребностей.

Диагностика делегированного синдрома 

Выявить это психическое заболевание чрезвычайно трудно, так как оно встречается очень редко, является малоизученным и его воздействие направлена на другого человека. Также этические проблемы, связанные данным расстройством, затрудняют его диагностику у пациентов. Так, врачи обычно ожидают того, что родители правдиво рассказывают о здоровье своего ребенка, наличии или отсутствии у него каких-то болезней. Таким образом, подозрение матери, отца или опекуна в фальсификации или умышленном создании симптомов заболевании у ребенка является серьезным обвинением, которое требует неоспоримых доказательств.

Ребенок, чьи родители имеют делегированный синдром Мюнхгаузена, зачастую проводить много времени в больнице. Поэтому один из способов подтвердить подозрение в наличии у одного из родителей психического расстройства заключается в том, чтобы отделить на какое-то время мать, отца или опекуна от ребенка, а затем посмотреть, улучшатся ли у него симптомы. А когда маленький пациент находится в больнице, медицинские работники должны следить за визитами родителя или опекуна, подозреваемого в обмане, чтобы предотвратить попытку ухудшить состояние ребенка.

Врачи также могут оценить имеющиеся медицинские записи и историю болезни пациента. Например, если ребенок в течение короткого периода времени был замечен во многих медицинских учреждениях, или если его состояние после неоднократно проведенного лечения никак не улучшилось, то такое положение дел должно вызвать подозрения у специалистов. Если ребенок достаточно взрослый, то лечащий врач может попытаться поговорить с ним в одиночку, но это может быть затруднительно, поскольку родитель, страдающий этим синдромом имеет тенденцию постоянно находиться рядом с «больным» ребенком. При подтверждении подозрений медицинские работники обязаны сообщать о таких злоупотреблениях в правоохранительные органы. После чего психически нездоровый родитель может быть лишен родительских прав, а ребенок передан на опеку другому взрослому.

Предупреждающие знаки

Врачи или медсестры могут заподозрить наличие проблемы немедицинского характера в таких случаях:

  • У ребенка много случаев госпитализации, часто со странным набором симптомов.
  • У ребенка длительное, повторное или необычное заболевание, причина которого не может быть выявлена.
  • Ребенок не идет на поправку, даже если лечение должно было помочь.
  • Признаки и симптомы болезни ребенка могут уменьшиться или просто исчезнуть в период отсутствие родителя (госпитализация и тщательный контроль могут быть необходимы для установления этой причинно-следственной связи).
  • Состояние ребенка в больнице улучшается, но симптомы возвращаются, когда ребенок возвращается домой.
  • Когда планируется выписка, то состояние ребенка необъяснимым образом ухудшается.
  • Об ухудшении симптомов болезни у ребенка обычно сообщается матерью.
  • Родитель или опекун внезапно меняет лечащего врача.
  • Когда показания родителя относительно истории болезни и симптомов не согласуются с фактическими данными и результатами диагностических тестов.
  • Когда родитель или человек, осуществляющий уход за ребенком, был уличен в том, что наносит ему вред или вызывает симптомы искусственным путем. 
  • Когда ребенок имеет аналогичные или похожие симптомы, проблемы со здоровьем или историю болезни, как и у его родителя.
  • Если в семье есть другой ребенок (или дети) с такими же симптомами, или которые умерли от необъяснимой болезни или при необычных обстоятельствах.
  • Когда ребенок очевидно ждет сигнала от родителя, чтобы начать симулировать болезнь в присутствии медицинского персонала.
  • Когда ребенок для своего возраста слишком четко формулирует медицинскую терминологию и подробно рассказывает о своем диагнозе и истории болезни.
  • Когда физические или лабораторные данные являются весьма необычными и несовместимыми с анамнезом болезни пациента, или же клинически невозможны. Например, если кровь в лабораторных пробах не соответствует крови ребенка. Или же если в крови, стуле или моче ребенка имеются следы каких-то химических веществ.
  • Когда нормальные результаты анализов не успокаивают попечителя.
  • Родитель ребенка выглядит странно спокойным или даже счастливым, когда состояние ребенка ухудшается.
  • Если другой родитель (обычно отец) не участвует в лечении ребенка, даже если его состояние может быть очень серьезным.
  • Если мать часто приводит своего ребенка к врачу для оценки сексуального насилия, даже при отсутствии объективных доказательств или истории насилия.
  • Когда родитель настаивает на том, чтобы его ребенка лечили от синдрома дефицита внимания / гиперактивности, хотя нет никаких доказательств для постановки диагноза.
  • Когда родитель не кормит своего ребенка, потому что ошибочно полагает, что у него множественная пищевая аллергия.

Таким образом, для этого состояния нет типичного представления, и случаи синдрома Мюнхгаузена по доверенности могут включать широкий спектр ситуаций применения разного рода психологического и физического насилия страдающим этим расстройством по отношению к зависимому от него лицу. Можно сказать, что каждый случай этого заболевания является уникальным и последствия для жертв делегированного синдрома тоже могут быть совершенно разными: от незначительных для некоторых пациентов до фатальных для других. А объединяющим фактором, сопровождающим это психическое заболевание, является то, что жертве насилия наносится вред путем самостоятельного принудительного лечения или лечения в медицинском учреждении выдуманных или сфабрикованных симптомов какой-то болезни.

Как лечить делегированный синдром Мюнхгаузена?

Поскольку это психическое расстройство затрагивает двух людей – насильника и жертву насилия, то и в лечении будут нуждаться оба пациента – родитель и ребенок или опекун и подопечный. Так, человек, страдающему от этой формы синдрома Мюнхгаузена необходимо будет пройти длительный курс интенсивной психотерапии и семейной терапии. Психотерапия будет сосредоточена на том, чтобы выявить истинные причины и мотивы абьюзивного поведения родителя. На индивидуальных консультациях задача психотерапевта состоит в том, чтобы выяснить почему мать (или другой опекун) решила подделать или вызвать симптомы болезни у своего ребенка, а затем искать пути решения данной проблемы. Это будет включать в себя обучение формированию здоровых отношений, которые не связаны с болезнью. Семейная терапия рассматривает напряженность в семье и родительские навыки. Она направлена на то, чтобы восстановить или создать нормальные семейные отношения между ребенком и его родителем.

Сложность такого лечения заключается в том, что большинство пациентов, страдающих этим расстройством, могут отрицать наличие у них каких-либо проблем с психическим здоровьем и проблем с отношениями внутри семьи. Даже после проведенного лечения у людей, которые когда-либо имели делегированный синдром Мюнхгаузена, со временем могут вернуться симптомы этой болезни и прежняя модель поведения. Таким образом, врачи, члены семьи и социальные службы должны внимательно следить за тем, как родитель, имеющий склонность к психическому заболеванию, взаимодействует со своими детьми.

Те, пациенты, которые признают, что у них есть определенные психические проблемы. А также, если они знают причины возникновения указанных проблем, мотивы и предпосылки, которыми они руководствуются, причиняя вред своему ребенку, или готовы выявить их посредством психотерапии, обычно могут успешно лечиться и имеют хороший прогноз на выздоровление. Что касается лекарственные препаратов, то они используются только в том случае, если у больных, помимо синдрома Мюнхгаузена по доверенности, также имеется другое психическое заболевание, например, такие как тревожное расстройство или депрессия.

Как жертве справиться с негативными последствиями синдрома?

Предоставления безопасности и защита ребенка от негативного воздействия являются приоритетными методами в борьбе с последствиями действия данного синдрома. Это можно осуществить, если оградить его от взрослого, страдающего синдромом Мюнхгаузена по доверенности, до того момента пока последний окончательно не избавиться от этого психического расстройства. Ребенка следует лечить от любых имеющихся у него медицинских проблем и следить за состоянием его здоровья. В большинстве случаев симптомы болезни прекращаются после того, как пострадавший находится вдали от попечителя. Психологическое лечение может быть необходимо по мере выздоровления ребенка, чтобы помочь ему преодолеть травму и стресс, вызванные долгосрочным насилием.

На сегодняшний день существует небольшое количество исследований, посвященных тому, что происходит с людьми, пережившими такого рода негативный опыт. Но было установлено, что дети, которые были жертвами делегированного синдрома Мюнхгаузена, могут испытывать задержки в развитии, поведенческие проблемы, постоянное чувство тревоги и беспокойства, но проблемы с концентрацией внимания отмечены не были. Такие дети, будут иметь проблемы с обучением в школе из-за того, что они большое количество времени провели в больнице и пропустили много нового материала. Не исключено также то, что они могут продолжать верить в то, что действительно являются больными и нуждаются в неотложном лечении. В таких случаях без психиатрической помощи не обойтись. По словам специалистов, чтобы человеку полностью справится с последствиями травмы, полученной в результате действия указанного синдрома, ему могут понадобится на это годы психологической терапии и поддержки. Согласно исследованию, проведенному в 1995 году, дети, пострадавшие от синдрома Мюнхгаузена по доверенности, в последствии имели эмоциональные и физические проблемы. Их не покидало чувство того, что они нелюбимые и никому не нужные, а также они ощущали то, что не находятся в безопасности. Уже будучи взрослыми, они испытывали неуверенность и симптомы посттравматического стресса и избегали медицинского лечения.

Реальные истории и примеры делегированного синдрома Мюнхгаузена

В Англии был зафиксирован случай, согласно которому женщина, страдающая этим расстройством, была заключена в тюрьму на три года и три месяца после того, как подвергла своего сына в общей сложности 325 медицинским манипуляциям, в том числе заключению в инвалидную коляску и кормлению через трубку в животе. Она утверждала, что у ее сына был длинный список болезней, включая диабет, пищевую аллергию, церебральный паралич и прочее. Она описывала его как «самого больного ребенка в Британии», а также регулярно получала от неравнодушных людей многочисленные денежные пожертвования на свой счет и благотворительные подарки, например, такие как два круиза.

В середине 1990-х годов американка Кэти Буш стала известной широкой общественности в связи с тяжелым состоянием ее дочери Дженнифер, которая к 8 годам перенесла 40 операций и провела более 640 дней в больницах из-за «желудочно-кишечных расстройств». Со своей проблемой Кэти даже посетила первой леди, которой в то время была Хиллари Клинтон. Так, последняя отстаивала бедственное положение дочери Буш, как доказательство необходимости медицинской реформы. Однако в 1996 году Кэти была арестована и обвинена в жестоком обращении с детьми за то, что она умышленно отказывалась давать своей дочери необходимые ей лекарства с целью ухудшения и продления симптомов ее болезни. За совершенное преступление матерь Дженнифер была приговорена к пяти годам лишения свободы. А дочь была отправлена в приемную семью, где в скором времени она пошла на поправку.

Пожалуй, самый известный случай синдрома Мюнхгаузена по доверенности касается матери всемирно популярного американского рэпера Эминема, который в одном интервью рассказывал журналистам, о том, что его мать часто доставляла его в больницы для лечения заболеваний, которых у него по факту не было. Так, одна из его песен «Cleanin’ Out My Closet» («То, что накопилось») содержит такие строчки: «.она живёт в коммуналке и болеет синдромом Мюнхаузена. Всю мою жизнь она заставляла меня думать, что я больной, хотя я был здоров, и так до совершеннолетия….Не могла бы ты объяснить своё поведение, а мам?….И Натан скоро вырастет, И он должен знать, что ты постоянно лжёшь…. И больнее всего осознавать, что ты не признаешь, что была неправа». Так, из-за болезни его матери Эминем получил опеку над своим младшим братом Натаном.

Рекомендации

Если Вам интересна тема делегированного синдрома Мюнхгаузена (синдрома Мюнхгаузена по доверенности), или вы не понаслышке знакомы с ним, то более детальную информацию об этом специфическом состоянии, можно почерпнуть из психиатрической литературы, научных книг, статей, презентаций и других источников. Также можно прочитать соответственную статью на Википедии, посмотреть отзывы в интернете, на форумах и в соцсетях людей, которые подверглись такого рода насилию или сами страдали от этого психического расстройства. Делегированный синдром Мюнхгаузена наглядно и красочно описан в таких книгах, как: Гиллиан Флинн «Острые предметы» и Себастьян Фитцек «Терапия», на нем основан сюжет канадского фильма 2016 года в жанре драматический триллер – «Девятая жизнь Луи Дракса», драматического сериала «Притворство» («Act») 2019 года, а также этому редкому психическому расстройству посвящен документальный фильм HBO «Мертвая мамуля», в котором рассказывается об американской семье Бланчардов, в которой мать страдала синдромом Мюнхгаузена по доверенности и так «залечила» свою здоровою дочь, что та в итоге ее убила.

По материалам — novoston.com

Делегированный синдром Мюнхгаузена встречается редко. Одно исследование, проведенное в Италии, показало, что 4 из более чем 700 детей, поступивших в больницу, были жертвами родителей, страдающих этим синдромом.
Синдром Мюнхгаузена

Рекомендуемые статьи:

Поделиться с друзьями
Анна Валеева

Здравствуйте. Меня зовут Анна. Я начинала работать как писательница по вопросам женского здоровья, создавая материалы для различных сайтов о здоровье и женской красоте. Имею опыт написания и редактирования материалов для интернет-портала для молодых мам.

Оцените автора
( Пока оценок нет )
Журнал Амром
Добавить комментарий